F A M I L Y . R E M P E L . P R O



 

Владислав Петрович Ремпель

1916-1942

 

 

Владислав Ремпель, один из потомков Герхарда Ремпеля и Анны Летткеманн, родился в 1916 г. в семье инженера Петра Петровича Ремпеля (1885, с. Нижняя Хортица – 1944, Емецкий ИТК, Архангельская обл.) и учительницы Домны Федоровны Ремпель (ур. Новиковой) (1884, с. Аркадак – 1978, Ленинград).

Перед революцией родители Владислава состояли и активно действовали в партии эсэров (социалистов-революционеров). После революции Петр и Домна жили отдельно. Владислав с мамой и со старшей сестрой Марией жили в Петербурге, а отец работал на юге России – в Симферополе, Днепропетровске, Мелитополе, Астрахани и Аральске.

В годы войны Владислав служил лейтенантом 307 минометной дивизии 1 танкового корпуса. Весной 1942 года его дивизия дислоцировалась в городе Липецке. В конце апреля дивизия была переведена вплотную к линии фронта, в район города Ливны. 29 июня немецкая армия прорвала оборону советских войск и начала операцию «Зейдлиц» – массированное наступление по направлению к Воронежу. Между Брянским и Юго-Западным фронтом образовалась брешь длиной около 300 км. За несколько дней немцы продвинулись на 150-170 км по направлению к Дону и Воронежу. В это время Первый танковый корпус получил приказ нанести контрудар по немецким войскам. Советские танковые армии действовали недостаточно согласовано, вступали в сражения по мере продвижения к линии фронта, без подготовки и информации о дислокации и силах противника. 30 июня в 10 утра Первый танковый корпус вступил в бой с 88 пехотной дивизией и танками Вермахта к югу от Ливен в окрестностях деревень Троицкое, Жерновка и у железнодорожной станции Опытное Поле. Развертывание из походной колонны в боевой порядок проходило под огнем, под атаками немецкой и итальянской авиации. 1 июля продолжились тяжелые бои в районе Опытного Поля, поселков Муравский Шлях и Баранчик. Советские войска несли очень большие потери, но все же немецкое наступление на этом направлении было приостановлено. Основной прорыв линии фронта произошел южнее Опытного Поля и сразу после боя корпус получил приказ: оставить на занятых позициях пехоту, а танковым соединениям передвинуться на восток к поселку Волово и удерживать рубежи между реками Кшень и Олым. В тот же день немецкая 385 пехотная дивизия с артиллерией и танками перешла реку Кшень южнее деревни Калиновки и двигалась в восточном и северо-восточном направлении. 2 июля в 6 часов утра 1 танковый корпус с ходу вступил в бой за деревни Калиновка и Мишино. В тот же день Мишино было на время отбито, а немцы отступили на западный берег Кшени. 3 июля немецкий пехотный полк форсировал Кшень в районе д. Ольхов Луг и к вечеру занял деревню Огрызково. 4 июля продолжались тяжелые бои в районе деревень Мишино, Турчаново, Заморайка, Бол. Ивановка, Захаровка, Алексеевка, Волово, Захарово, Огрызково. В этот день у немцев было отбито то, что осталось от деревень Огрызково, Новая Жизнь, Бобраки. С 5 по 11 июля 1 танковый корпус действовал между реками Кшень и Олым, удерживая рубеж деревень Огрызково–Калабино–Бол. Вершина–Бол. Ивановка и предпринимая короткие контратаки.

Владислав Петрович Ремпель (справа). 1942.

7 июля в одной из таких атак Владислав Ремпель был тяжело ранен – «пулевое проникающее ранение головы»). В тяжелом состоянии его вытащили с поля боя и доставили в село Круглое в 96 медсанбат 15 стрелковой дивизии. Здесь он и умер в тот же день, 7 июля 1942 года. Похоронен в 37-й братской могиле в селе Круглое Ливенского района Орловской области. Ему было 25 или 26 лет.

Сообщение «Совинформбюро» за этот день: «В течение 7 июля продолжались ожесточенные бои западнее Воронежа и юго-западнее Старого Оскола». В тот же день немецкое командование докладывало: «На отдельных участках фронта атаки [советских войск] носят весьма ожесточенный характер, но не имеют оперативного значения. Операция «Зейдлиц» протекает весьма успешно. Противник, видимо, намерен снять оборону. Мы стоим перед крупным успехом».

12 июля остатки 1 танкового корпуса были выведены в резерв фронта. Движение немецких войск на Воронеж продолжалось. Общий перелом боевых действий в этом направлении произошел только после Сталинградской битвы.

Мы не знаем, был ли Владислав женат. В документах райвоенкомата в качестве родственника у него была записана не сестра и не мать, а русская женщина – Мария Сергеевна Гришина, до войны жившая в Латвии (г. Лиепая, ул. Талеу, 23-7). Если она – его жена, то у них могли быть и дети, которых мы не знаем.

Мы – сестра и племянники Владислава – разыскиваем любую информацию об этих людях ().